Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

(no subject)

Земную жизнь пройдя до половины,
Я - очутился.
Ёкарный бабай!..




- Мне ничего, - сказал Комягин. - Я ведь и не  живу,  я только  замешан  в  жизни,  как-то  такое,  ввязали  меня в это дело... Но ведь зря!
- Что зря? - спросила Москва.
- Неохота мне, - сказал Комягин. -- Все время приходится надуваться:  то  думать,  то  говорить,  куда-то  идти,  что-то действовать...  Но мне ничего неохота, я все забываю, что живу ,а вспомню - начинается жутко...
(ц) Платонов, "Счастливая Москва".

The Outcome

Хоть бога и нет, но имеется суд.
Убедишься в конце из ненужного опыта.
И тебя от тебя самого не спасут
Никакие прожитые блага и хлопоты.
Смириться не сможешь, что смерть - не беда.
И поймешь ни к чему и с большим опозданием:
Если худо в конце - будет худо всегда.
Вечность станет твоим бесконечным страданием.

(ц)А. Зиновьев, "Зияющие высоты"

бззы

Собсссно говоря, чо:

Жить – неприятно, а само по себе существование – некомфортно.
Позади какая-то серо-белая вата, воспоминания вырываются отдельными кусками как попало - хвать-хвать, вместо многолетнего дневника выдранные их оного листы, сваленные в кучу. И вялые, блеклые - будто и не жил (хотя столько всего было, что ага). Впереди - черный водоворот клоаки на фоне подходящего слабоумия и неспособности себя обслуживать.
"Волю к жизни" поддерживает только страх не смерти даже, а невыносимость предстоящего процесса умирания. В сочетании с возмущением самой концепцией.
Потому как развитое воображение с не менее развитыми прогностическими способностями приводит к видению такого экзистенциального кошмара, "шо это немыслимо"(ц). Тем более что навидался я такого (нарочно ведь, сцукка, лез!), что, пожалуй, только детские онкологи поболе опыта имеют.
Сам себя загонял в состояние нигредо, чтобы не отвлекаться на гулянки-развлечения, а изучать биологию на предмет изыскания радикальных способов увеличения продолжительности жизни. Ух как загонял! По моргам да по ПИТам, да и по работе, где в палатах, где старики преобладали. Ты их оперируешь, а они потом через два-три года в другие отделения поступают, и дохнут, дохнут! Зачем лечили, спрашивается? Собаку мучил свою слепую, семь лет умереть не давал от сердечной недостаточности, гликозидами сердечными пичкал... Бывают собаки-поводыри, а я – хозяин-поводырь. Идет себе по улице на улице собака co шлангом вместо поводка, в модифицированном дыхательным наморднике, а я с баллоном кислородным... Последние четыре месяца кобель на противопролежневом матрасе лежал, в «памперсах для взрослых»… И умер ровно в день своего пятнадцатилетия. Голову его я потом в жидком азоте заморозил, не хуже чем в Cryonics Institute (только верхнюю и нижнюю челюсть отпиливать пришлось, иначе в криохранилище не лезла). Впрочем, это не метод, современная крионика по сути своей является профанацией.
А это только собака, а что с родственниками и близкими людьми делать?! Короче, загнал себя, как в нижние уровни казематов первой «Дьяблы», и резвился там, пугая окружающих. Не понимая, что же такого сломалось, почему не осваиваю полноценно массы материала, как раньше, и не ощущая, как очень-очень медленно и незаметно, потихоньку уходят все способности и пропадают знания.
А как мне сказали, что, во-первых, " грыжи шейного отдела на уровне С5-С6, С6-С7, с компрессией спинного мозга, и... - "Дурального мешка?" - "Нет, именно спинного мозга. Оставшийся просвет - пять милиметров. Как вы вообще ходите?.. Но дослушайте. Помимо этого - распространенное крупноочаговое демиелинизирующее заболевание, возможно – рассеянный склероз".  Так сразу все и стало на свои места. Хотя в тот момент и не до того было – ковылял, как бык на бойню, по больничным коридорам практически на поводочке, и лежал в промежутках на кушетках, а то и на полу. Ибо сидеть не мог.
Готовил, готовил мозги, а как подготовил, то и не заметил, что подготовленное протухло.
И близкие люди - только источник боли и волнения за них, и дискомфорт от того, что обременяешь их в каждым месяцем все больше.
"Только, надо сказать, житье наше такое: и жить-то бы не надо, да и умирать не хочется" (ц)Салтыков-Щедрин.
Чтобы это преобороть, надо столько воли... У меня только один раз хватило, а после операции - все, кончилось, поломалася. Абулия.
И получается, даже хорошо, что память подводит (хотя какое хорошо! Единственная оставшаяся яркая эмоция - злость на собственные мозги), и воспоминания особо не тревожат, только если копаться начать, куски несвязанно-бесформенные лезут.
Только вот собака до сих пор в голове на очень-очень дальнем фоне воет. Когда вспомнишь.

А, да, еще - чтобы хоть что-то было, касающееся ЖЖ:

Я ИМЕЮ ПРАВО ИМЕТЬ СВОЕ МНЕНИЕ И ВЫСКАЗЫВАТЬ ЕГО ГДЕ НЕ СПРАШИВАЮТ! (ц)

Ту хум ить мей консёрнъ...

В общем, и писать я как разучился, так как следует и не перенаучился, и структурировать даже не буду, а тупо в виде "потока сознания мутного" так сюда и вывалю...
САМЫЙ ПОГАНЫЙ ПОДАРОЧЕК НА ДЕНЬРОЖДЕНЬЯ
"
As far back as I can remember, I’ve been trying to turn
my life into science fiction, but it stubbornly relapses
into a cheapjack horror movie for the time being…"(ц)

В общем, "мы ждали-ждали, и наконец дождались" (хотя вот уж кривошеи-то я даже не ожидал никак)... Этот КТ я принялся проходить по поводу того, что начались боли с иррадиацией в кисть и предплечье, того же характера что были до операции по поводу компрессии спинного мозга двенадцать лет назад...
Моя шея 01.jpg
Вся эта вакханалия связана, очевидно, с тем, что я, дурак, наконец-то нашел себе головную упряжь, позволяющую делать упражнения в том числе и на лестничные мышцы... Ну и принялся их тренировать (а то што ето, разгибания головы уже с весами по 45 килограмм 10-12 раз делаю, а шейка все равно как у цыпленка, все непропорционально) - а они у меня все эти 12 лет не работали нихрена; вот и дотренировался... Впрочем, может просто время пришло - уже много лет периодически у меня все помалу начиналось, и я одевал не шею то самое "помойное ведро", с которым поисидел после первой операции первые два месяца, и ждал - пройдёть или не пройдёть... Вот теперь вот проходить ПЕРЕСТАЛО.
А я-то уж обрадовалсо, что с применением неистовой кинезиотерапии на локтевую, плечевую, часть руки, на и надплечье с шеей наконец-то смог начать физически мочь жим от груди делать с прицелом на нормальные веса...
Collapse )
И, в общем, пришлось мне понаехать в Питимбурхи на консультацию к нейрохирургу, который мне вышеупомянутую операцию и делал  - чтобы решить, можно ли вообще тут в принципе делать еще одну операцию.
Сперва я уж думал все таки заканчивать, потому как  тот мой истерический припадок, который длится уже четертый год, не прекращаясь - он как-то затянулся, а благодаря соратничкам я и вовсе оказался отодвинут на исходные позиции (и вот уже им, сцуккам, преворот в тканевой инженерии придумал, а никому ничего не надо!)...
Попросту УСТАЛ уже.
Collapse )

Всего пришлося съездить в Питимбурхи аж 2 раза: на консультацию, а потом на операцию по протезированию межпозвоночного диска - сразу было почему-то нельзя, ну а в промежутке нужно было достать ту зашкаливающую денежную сумму, в которую это всё было оценено....
А после операции и обратно еще, да на поезде...  Да с учетом моей транспортабельности (палочку я где-то с год назад выкинул только, и вообще последние года три всё молодею и молодею)...
Collapse )
Карочи, я и после первого-то раза не успел восстановиться, а уж после операции - приехал обратно, как говориццо, "в трех больших кускахъ". Хотя вот через 8 дней после операции уже сугробы лопатой откапываю... Мдя.

Итак, оперировался я (уже второй раз) в нейрохирургическом центре имени профессора Тиглиева.

Если 13 лет назад к ним со всей страны ездили, чтобы посмотреть и поучиться, как надо быть идеальной клиникой, то спустя эти годы они, гррм... как бы "просели" немношк. Мелочи, по сути (в основном средний медперсонал накозлил), и потому не стоит злословить, но.
Ну и если бы то был не я, то и не знаю. Подход утилитарнейший, на тему "хочешь-нехочешь, нехочешь-какхочешь". Сперва вообще было предложили корпородез еще одного позвонка сверху к тому ужасу, который ниже. Типа дешево и сердито... Нафиг-нафиг! Вот мне еще с помойным ведром на голове еще два месяца сидеть после этого - у меня и после первого-то раза, как снял, шейка стала цыплячья - как заниматься стал, все никак не восстановлю (да и есть подозрение, что в процессе зашкаливаюих упражнений я себе-то все и довернул).
Ну и вот бдыщщщчъ!..
Там на самом деле всего разновсякого намного больше, но порешили официально определить так:
"Грыжа диска С5-С6, радикулоишемия левого С6 корешка. Остаточные явления после удаления грыжи С6-С7, корпородеза аутокостью  (2005). "
И вот собственно, то, зачем туды поехал:
"Микрохирургическое удаление грыжи С5-С6 из левостороннего переднебокового доступа, артропластика С5-С6 с имплантацией протеза шейного диска Baquera C D14 x W 17 H0".
Ну а от сопутствующих диагнозов анестезиолог немношк прихренел, и зачем-то запузырил меня на полсуток в реанимацию...
Этот протез, за которым ехал - он существенно дороже, и меня по его поводу многие годы просто злость глыжет: ну чего бы это бы года на два-три раньше не изобрели?!.. Тогда вместо этого корпородеза с двумя месяцами жесткого шейного корсета, добившего остатки мышц, и пожизненного запрета на поднятие грузов больше 5 кг - протезный межпозвоночный диск из пластин титана с полиэтиленовой вставкой посередине - две недели в полумягкой шейной манжете, с первых дней упражнения на шею, быстрое восстановление, и вообще...


Не, ну я-то и сам маньякъ (про то надо отдельно писать), у меня ЛФК зашкалила до полностью безумного (ну как всё у меня), на тему "Что, ограничение в 5 кг пожизненно?.. Ну тогда начнём понемногу, с семидесяти..."(ц).
А как еще, праститти, с ярко выраженной АБУЛИЕЙ (в которую никто не верит), клинической депрессией (в которую тоже никто не верит... Да мне и скоро и в рассеянный склероз верить перестанут - одна тетка и вообще заявила, что не колю себе копаксон (ну, теперь отечественный - "точно такой же, как копаксон только еще лучше"!" - "аксоглатиран" называется)!
"Где же", панимаиш, "ваша липодистрофия"?
Так по уму колоццо надо, а не как в инструкции весь миллилитр... Вот колю в два разных места, по полмиллилитра примерно. Потому и нету липодистрофии - тем более что с моим кушингоидизмом - там любая калория в адипоциты превратиться норовит.
И в иценко-кушинга – тоже не верят! В конце года тренировок куда-то исчезла пигментация,  кортизол почему-то не повышен, только стрии остались немношк. Впрочем, это всё гипоталамус - что хочет, то и делает...
И кстате даже это - у меня ж ведь разрыв правой крестообразной свзки (которая в колене) - нога полностью не разгибалась, а вот недавно почему-то постепенно взяла и стала разгибаться, практически как здоровая. Хотя сама оная связка нифига не срастается, и сшивается только вручную, тьффуъ!
Хотя зачем оно мне все это  в таком возрасте, до которого и доживать-то не планировалось…
Все вот смотрят и не понимают, чего это, сидит и нудит кабан здоровый, сидит и нудит… Не, ну в молодости-то «медведем» обзывали, а теперь вот иначе как «кабаном» - и не назвать.
IMAG1143.jpg
А чо мне не нудить, потому как у меня когда-то и красота была, и способности к чему угодно вообще, за что ни возьмись – а я на всё забил и наплевал (ну, кроме ныряния немножко), потому как на интеллект ставку делал… Ну и вот «обдоделался».
Ни пообщаться – сплошное неандертальское хрюканье выходит (только в письменном виде я порою умею кое-как создать иллюзию относительной вменяемости), ни в зеркало взглянуть без содрогания...  Я ж внешность-то свою «модельную» с молодости воспринимал, как должное, ан теперь-то – уууу!.. Ценить начинаем то, что теряем (ато штота многа букафф уже, а банальностев исчо не изречено. Непорядокъ!)
И память, и ясность мысли…  А теперь всё на уровне кассирши «Пятерочки», тьффу. Осталось только нечто подсознательное, «Креатив», которое очень изредка ка-ак вылезет, как выпрыгнет!.. И чевонибуть такого из серии "асимметричного овтета Чемберлену" придумает…  Раньше говорили, что оно было "самой прекрасной" моей частью, а теперь - самая ужасная, ну потому как радоваться и прекраснодушничать уже особо не с чего, ящитаю; души-то той ващпэ – сколько осталось-то?.. Ну вот и получилося такоэ, што я его и сам опасаюсь. «МЫ ДЕЛИЛИ АПЕЛЬСИН – МНОГО НАШИХ ПОЛЕГЛО»  - это вот какрасс, похоже, про него придумано персонально… Потому как оно к самому мне/себе относится как бы не хуже, чем ко всем прочим, а шутки его крайне остроумны и смешны всем, кроме тех, над кем шутют. И канешна никакие побочные эффекты этих увеселений его не волнуют).
Во, снова отвлексо.
Я тут пару раз когда-то упоминал, зачем оно тяжести-то таскать понадобилось. Когда взбесилсо и в третий раз запланировал подготовку к Решительному Этапу, бэзумные трансгуманисты объявились: «да ты чо?! У нас движуха!»…
И в рамках грядушей меганаучной работы затеял я все это, чтобы начать кой-как передвигаться, ну плюс ночью не просыпаться от скованностей с болями каждые полчаса (до недавних предоперационых днёв мышцы окрепли, и по два-три часа спокойно дрыхать мог).

А как передвигаться с весом больше 140 килограмм? А худеть как, если БУЛИМИЯ, нога правая задняя не разгибается, а дыхалки никакой? Бросил единомоментно антидепрессанты, которые жрал много лет  подряд, бесчеловечно сел на диету Дюкана, и не слазил, пока та меня не начала  немножко убивать.

Как упешно сесть на диету в условиях депресии с булимией (апатико-абулическийбулимический синдром – мое новое слово в нозологии!) – это надо отдельно рассказывать, и не на ночь, а то страшно...
Итак, как диета пошла, так и остаки мышц – пщщщщ!.. Я и не думал, что у меня вообще што-то осталось – ан нет-с!.. Вот и пришлось по два-три часа ежедневно гантельки-штанги тягать, потом тренажеры постепенно – и помалу комната, в которой раньше «секретное садоводство» с оранжереей было,

превратилась в цельный спортзал…
IMAG1156.jpgIMAG1156.jpg
А потом через полгода (за которые я таки понавыдумал два невозможных) недобитые трансгуммонизды настолько эпично обгадились, что таких слов-то и в русским языка просто нет. И меня теперь, што характерно,  нилюблют за критику…
А уж я не поскупилсо. «Клеймо Российского Трансгуманиза», вот это всё. "Заигравшиеся хипстеры", "невообразимое сочетание хлестаковщины с маниловщиной, отягощенное толикой обломовщины", и "марафонцы-спринтеры". Men of straw... Как их еще было называть после того, что понатворили?..

Люди с «нормальной» психикой слишком хорошо о себе думают, то бишь имеют завышенную самооценку, переоценивают свои возможности и способности, а также склонны к ритуалам, суеверию, лицемерию и ханжеству... На этом, собственно, и строится человеческое общество после возникновения разума. Ну, плюс еще парохиальный альтруизм и ксенофобия, но это уже к делу отношения не имеет.
Я вот на свой счет иллюзий не питаю (по крайней мере, деятельно стремлюсь к таковому), но получается, что и на чужой счет, как правило, тоже. Что и вызывает характерную реакцию у окружающих - которая тем сильнее, чем сильнее у таковых склонность к самообману.
Ну и вот с тех пор оне меня нилюблют. На тему «мы были одни, а тут вдруг он на нас как понабежит со всех сторон!»
Оххх… А там дальше я нашел соратников, потом Дрезден был, Пущино, ыыыы!..  Долго писать и многа букаффф. И все дальше и дальше на исходные позиции, тьфу. Донаходился соратничков...  «Все туже и глуше и хуже и гаже!..»(ц)

Как я уже писал, петербуржские товарищи с прошлых времен несколько "просели" и раслабились. На консультации (которая кстати, оказалсь уивительно "блиц") в обещан был мне протез «M6» - это прямо второе поколение искусственных межпозвоночных дисков, у него отдельное ядро (аналог nucleus pulposum) полиэтиленовое, а наружная часть (заместо  anulus fibrosum) - еще из других каких-то полимеров. А потом оппа - оказалось, что у них предыдуший вариант. И вообще тот М6 им, панимаиш ли, не понравился - попробовали на трех пациентах, "а он и дорогой еще", как низнаю што... Ну, карочи, обломался я.

Деонтология 80 левела, ога. Хотя, кстати, и не придерешься.

Ну и это, еше когда на операцию везли-готовили - думал постоянно: "хорошо что это я, а если б нормальный человек бы был - сбежал бы пп!".
Но, с другой стороны, благодаря это я даже особо и не бешусь на «прешественничка». Кукиш ему, а не отдохнуть душевно напоследок, не насладиццо приближением покоя! «Смерть, повей своим дыханьем/Подойдя неслышным шагом/Чтобы жизнь не счел я благом/Наслаждаясь умираньем»,  вот это всё…  Подгадили прямо. Еще чуть-чуть, и, казалось, начнут подштанники свои начнут немытые прямо здесь застирывать… Ну и, кстати, последние моменты не помню.
Но деонтология – деонтологией, а вот один компетентный нейрофизиологический товарищ мне сказал (ну, в моей перфразировке), что вот есть которым в соответствующее место три пера воткнуть, и были бы у нас жар-птицей, с клиентом-пациентом контакты на высшем уровне - а ручками... руками не очинь могут. А вот тут вот МОГУТ, никаких Швейцариев не надоть. Хотя протезы, кстати сказать, таки швейцарские.
И вот щас вот жду, "пройдёть или не пройдёть" - симптомы пока вроде все те же остались, хотя кое в чем и полегче.

(no subject)

Ггга!.. Когда я начинал вот это все - был практически нетранспортабельный. В силу, во вторую очередь, МОТОРНОЙ АТАКСИИ. И особенно Только где-то год назад с палочкой ходить бросил - ну, приспособился, как канатоходец, по земле ходить. Ну и крестообразная связка правая (колено) у меня порвана, нога до конца не разгибается, плюс еще в суставе как в автомобильчике игрушечном винтики развинчены... Но как-то с полгода назад ДАЖЕ РАЗОГНУЛАСЬ! И жим ногами недавно 160 кг по 10-12 раз сделал... Начиная с пятидесяти.

А в первую очередь - ВЕРТИГО. Постоянная тошнота с головокружением, как будто выхлопных газов в детстве надышался... А в сочетании с булимией, когда хочется блевать и одновременно жрать - это чего-то особенного!.. Но в последний года благодаря занятиям и бешеному количеству принимаемых препаратов мне как-то незаметно стало на удивление получше. Вот, моя ежедневная норма (утром, чуть днем, и вечером)...
Моя текущая дневная норма.jpg
Были б деньги - я бы ее еще раз в пять-шесть увеличил бы, Курцвейлам на зависть... Ну и для упражнениев тоже, канешна бы добавил - FRAG бы там, ингибитор соматостатина, вот это все.

Хотя и по-прежнему невыносимо, но уже невыносимая ерунда в сравнении с тем невыносимым кошмаром, что был три года назад...

Потому-то и "лабобраторию" вынужден был устроить на чердакемансарде, а в подвале - виварий...

Но сейчас-то там везде царит разруха с запустеньем, потому как НЕ ТУ СТРАНУ НАЗВАЛИ ГОНДУРАСОМ, кругом одни враги и иностранные агенты... и никому ничего не надо.

"Он прославился - теперь его знали трое"(ц). Фффу, гадасць кокая... Ч. 1/2

Вместо крови

Пульвер Александр
(«ХиЖ», 2017, №8)

pic_2017_08_26.jpg

Человеческая

Кровь, или жидкая ткань, на долю которой в теле человека приходится 7-8%, или, в среднем, – пять литров, выполняет важнейшую работу – переносит кислород, насыщая им клетки. Потерять много крови – это все равно что перекрыть кислород организму. Конечно, у крови есть и другие важные функции. Однако для нас сейчас интересна именно газотранспортная.

Переливание крови при операциях и тяжелых травмах происходит ежедневно в каждой клинике мира, поэтому потребность в крови велика. Эту потребность мы покрываем за счет донорской крови, а ее сейчас «много, но мало». То есть ее столько, что можно перевозить цистернами, но постоянно не хватает!

По данным благотворительного фонда «Подари жизнь», каждый день тысячам пациентов российских клиник не хватает крови. Специалисты считают, что в любой стране должно быть не менее 40 доноров на тысячу жителей (точнее, 40 кроводач в год на 1000 жителей), чтобы обеспечить медицинские нужды. Сейчас в Европе на тысячу человек приходится в среднем 25–27 доноров, в США и Канаде – 35-40, в России – 14. Теоретически донорами могут быть 10–15% населения, но в реальности людей, сдающих кровь, в десять раз меньше.

Конечно, цельную кровь уже лет пятьдесят как переливают в исключительно редких случаях. Оно и опасно, кстати. Не буду рассказывать об истории, часто трагической, переливания крови, начиная с открытия Гарвеем в 1616 году кругов кровообращения и вплоть до сегодняшнего расцвета трансфузиологии. Укажу только, что именно сейчас применяют. Во-первых – клеточные элементы (сами клетки крови): эритроцитарную, тромбоцитарную и лейкоцитарную массу. А во-вторых – препараты крови, получаемые из плазмы. Они подразделяются на препараты комплексного действия (сама цельная плазма, бета-глобулины и альбумин), гемостатические (криопреципитат, протромбиновый комплекс, фибриноген, тромбин, и антигемофильный протеин) и иммунологически активные (этих вообще великое множество, в основном происходят из гамма-глобулинов). Например, в ЦАХАЛе – армии обороны Израиля, имеющей наиболее интенсивный боевой опыт за последние 50 лет, – вообще отказались от применения донорской крови в полевых условиях. В качестве кровезаменителя они используют лиофилизированную плазму крови, при необходимости растворяя ее в дистиллированной воде за две-три минуты прямо на местах боевых действий – кислородная емкость цельной крови довольно избыточная, и в норме ее можно безбоязненно «разбавлять» плазмозамещающими растворами процентов на сорок.

Помимо того, что донорской крови постоянно не хватает, с ней вообще работать неудобно и опасно. Она частенько может быть источником гемотрансмиссивных инфекций. Это более дюжины вирусов (включая ВИЧ, гепатит В, С и Е, герпес человека 8-го типа и т. п.), десятки бактерий и паразитических простейших (возбудители силифиса, малярии, лейшманиоза, болезни Чагаса, сальмонеллеза и др.) И конечно же – прионы (губчатая энцефалопатия). От них форменные элементы крови и не отчистишь особо. А от прионов и вирусов даже препараты крови не обезопасишь.

Уже в течение первых десяти суток хранения способность крови к транспорту кислорода заметно уменьшается из-за химических процессов, происходящих в этой жидкой ткани. В общем, хранить эритроцитарную массу более 42 дней нельзя даже при использовании самых современных гемоконсервантов. Кстати, недостаток доноров в мире связан, главным образом, именно с ВИЧ и гепатитами.

Однако кровь или ее аналоги на самом деле нужны не только некоторым категориям пациентов. С недавних пор на нее поглядывают еще и биотехнологи, потому что без подходящих переносчиков кислорода чахнут биотехнологические производства и исследования в области тканевой инженерии. По сути дела, тканевая инженерия именно из-за этого исчерпала потенциал своего развития. Вот почему исследователи во всем мире активно разрабатывают заменители крови, которые могут на время взять на себя работу по доставке кислорода в клетки. Занимаются этим многие десятки лет, за которые создано масса претендентов на роль газотранспортных кровезаменителей. Их можно в целом разделить на два типа: условно называемые «гемоглобиновые» – на основе производных дыхательных пигментов (гемоглобинов человека, животных и внеклеточных дыхательных пигментов некоторых беспозвоночных) и условно называемые перфторуглеродные (на основе эмульсии перфторуглеродов).

Казалось бы, теперь врачи и ученые могут спать спокойно? Ан нет! Чтобы убедиться в этом, давайте познакомимся с исследованиями и препаратами в области заменителей крови с газотранспортной функцией.

Перфторуглеродная

Начну, пожалуй, именно с перфторуглеродных кровезаменителей, чтобы скорее с ними разделаться, ибо попросту не представляю себе перспектив их развития для получения полноценного кровезаменителя. Хотя сами они, конечно, штуки замечательные. У меня у самого уже скоро лет десять как в морозильном ларе хранится 100-миллилитровый флакон «Перфторана» – срок годности давно кончился, а выбросить рука не поднимается.

Итак, к перфторуглеродам (или фторуглеродам) относятся углеводороды, в которых все атомы водорода замещены на атомы фтора. Низшие фторуглероды – бесцветные газы или жидкости, не растворяются в воде. Высшие и особенно полициклические фторуглероды обладают аномально высокой способностью растворять газы: в частности, кислород и углекислый газ. В отличие от гемоглобина, они не образуют с кислородом химических соединений, а растворяют газы согласно закону Генри. Но как их ввести в кровь, если они не растворимы в воде? Приходится делать из них тонкодисперсные эмульсии с помощью поверхностно-активных веществ в качестве эмульгатора. Частицы такой эмульсии, введенные внутривенно, быстро (в течение 4–12 часов) удаляются из сосудистого русла тканевыми макрофагами, но могут накапливаться (причем некоторые – очень надолго, порой на недели и месяцы) в печени, селезенке, легких, поджелудочной и щитовидной железе, частично удаляясь через дыхательные пути.

В силу химической инертности перфторуглеродные эмульсии считают относительно безопасными для введения в некоторых количествах в кровь. К слову сказать, большинство побочных эффектов приписываются как раз эмульгаторам, обеспечивающим субмикронный размер эмульсионных частиц. Однако экономить на них нельзя: чем крупнее частицы перфторуглеродов, тем легче они сливаются, образуя мицеллы, способные закупоривать микрососудистое русло. А перфторуглеродная эмболия ничуть не лучше воздушной или жировой.

Трудно установить кому первому в мире пришла идея использовать фторуглеродные эмульсии как газотранспортные кровезаменители. Интенсивное их изучение для этих целей началось почти одновременно в конце 60—70-х годов ХХ столетия в разных странах. Первые попытки применить перфторуглероды в роли кровезаменителей связаны с экспериментами Л. Кларка и Ф. Голлана. Отчет об этих экспериментах вышел в журнале «Science» 24 июня 1966 года. Они показали, что мышь, погруженная в перфторорганическую среду FX-80, может дышать и не погибает. (Для тех, кто понимает, FX-80 – это перфлюоробутилперфлюоротетрагидрофуран). Но вот уже у организмов размером с кошку наступают проблемы с удалением углекислоты (на минуточку, в крови она отнюдь не в газовой форме, а в виде карбонатов и гидрокарбонатов, и потому чудесные перфторуглеродные свойства по растворению углекислого газа нам здесь пригодиться практически не могут). Так что особо не надейтесь на всякие там жидкостные дыхательные смеси для сверхглубоководных ныряний и полетов с ускорениями 50-70 g.

Впервые перфторуглеродный кровезаменитель на основе 20%-ной эмульсии перфторбутиламина был создан профессором Р. Гейером в середине 1960-х годов. К сожалению, препарат содержал избыток токсичных недофторированных аминов и свободных фторид-анионов, а потому был непригоден для медицины. С тех пор все исследователи сосредоточились на очистке перфторуглеродов от остаточных продуктов синтеза и стабилизации эмульсий.

У перфторуглеродов отдача кислорода тканям больше, чем у гемоглобина. Это связано с маленьким размером частиц эмульсии – всего 0,03–0,15 мкм, а размеры эритроцитов (клеток крови, содержащих гемоглобин и переносящих кислород) – в 100 раз больше. В результате контактная поверхность перфторуглеродной эмульсии в среднем оказывается на порядок больше, чем у эритроцитарной массы того же объема. Кроме того, в перфторуглеродном растворе количество растворенного кислорода находится в линейной зависимости от его концентрации в легочных альвеолах, в отличие от криволинейной (S-образной) зависимости в случае с гемоглобином.

Перфторуглероды выполняют самые разные работы при попадании в организм: улучшают газообмен и метаболизм в тканях, переносят кислород, стабилизируют мембраны клеток, улучшают кровоток и периферическую микроциркуляцию, восстанавливают центральную гемодинамику, обладают отчетливым кардиопротекторным действием, сорбционными и диуретическими свойствами. Они повышают активность дофаминергической и серотонинергической антистрессорных систем, благодаря чему нормализуется общее периферическое сосудистое сопротивление. Иными словами, у них много достоинств. Не удивительно, что их пытались применять еще и в трансплантологии.

Сама трансплантологическая тема – весьма интересная (по крайней мере, для меня), так что давайте немножко отвлечемся. Правда, тут гораздо больше использовали гемоглобиновые кровезаменители, о которых основной рассказ впереди.

Итак, первые попытки кратковременной перфузии изолированных органов при обычной температуре, без охлаждения, предпринимал еще Шарль Броун-Секар (1858 г.), знаменитый французский медик, вошедший в историю медицины как родоначальник гормонотерапии. В 1935 году французский хирург и биолог А. Каррель (еще и Нобелевский лауреат, сосудистый шов изобрел) в соавторстве с С. Линдбергом сообщили, что смогли довольно долго (в случае щитовидной железы – до 20 дней) поддерживать жизнедеятельность изолированных органов, взятых у кур и кошек (яичник, надпочечник, щитовидная железа, селезенка, сердце и почка). Но дальше дело почему-то не пошло. Заявленные Каррелем и Линдбергом результаты, по сути дела, не повторены до сих пор.

В общем, из-за технических сложностей (а на самом деле – из-за махровейшего научного консерватизма) в трансплантологии повсеместно стали использовать бесперфузионную холодовую консервация органов (это когда орган заполняется холодным раствором, близким по составу к внутриклеточной жидкости, и хранится при околонулевых температурах). Только в 2000-х годах постепенно начали развивать методы холодовой перфузии (почки, печень), а с 1994 года кратковременное (несколько часов) сочетание перфузии при физиологической температуре и вентиляции изолированных легких позволило заметно улучшить ближайшие результаты трансплантации.

Как правило, в состав перфузата добавляли гемоглобиновые кровезаменители, переносящие кислород. В любом орган случае после изъятия испытывает кислородную недостаточность, что может быть чревато острым отторжением или ускорит хроническое отторжение трансплантата. Для попытки борьбы с этим недавно был разработан компонент для растворов консервации органов HEMO2life®, созданный на основе внеклеточного дыхательного пигмента морских полихет М101, о котором будет рассказано ниже. Да и пора возвращаться к основной канве повествования, а то что-то мы совсем уже в сторону ушли.

Итак, перфторуглеродные кровезаменители можно условно разделить на три поколения, хотя ни второго, ни третьего поколения пока нет, да и не особо предвидится.

Представители первого поколения – «Флюозол» и «Перфторан». «Флюосол-ДА-20», или «Флюозол» создали в Японии еще в 1979 году. Он представляет собой смесь перфтордекалина и перфтортрипропиламина (70:30) с использованием (3,9%) смеси плуроника F-68 (неионное ПАВ), фосфолипидов яичного желтка и глицерина в качестве эмульгаторов. Минусы – совершенно недостаточная кислородная емкость, угнетение лейкоцитов и активация системы комплемента (каскадной системы из нескольких десятков протеолитических ферментов, компонента врожденного и приобретенного иммунитета). Состав хранили в виде трех отдельных растворов, которые перед применением размораживали, смешивали и оксигенировали, что очень неудобно, особенно в экстренных случаях. Препарат признали эффективным и относительно безопасным, а FDA (Управление по санитарному надзору за качеством пищевых продуктов и медикаментов США) одобрило его к медицинскому применению. На рынке он появился в 1989 году. Аналогичный препарат вскоре создали в Китае под названием «Эмульсия II», и с тех пор он пропал в безвестности.

Здесь надо уточнить, что «Флюозол» только улучшал доставку кислорода, но его способностей было совершенно недостаточно, чтобы стать полноценным газопереносчиком. Так что FDA его одобрило только для сугубо локального использования – при внутрисосудистой коронарной ангиопластике (это такая хирургическая манипуляция, выполняемая для расширения суженных сосудов сердца, раздувая их катетерами с надувными баллонами). При ней как раз имела место локальная ишемия миокарда – грубо говоря, баллон раздувается и ток крови останавливается. Но потом появились так называемые «аутоперфузионные катетеры» (это когда баллон раздувается, а ток крови полностью не прекращается) – ишемии при их применении больше не возникало, и, соответственно, показаний к применению «Флюозола» не осталось. И году в 1994-м препарат по-тихому изъяли из продажи.

В нашей же стране исследования по созданию кровезаменителей на основе перфторуглеродных эмульсий тоже начались в 1970-х годах в Ленинградском Центральном НИИ гематологии и переливания крови (ЛНИИГПК) и в Центральном ордена Ленина Институте гематологии и переливания крови (ЦОЛИПК), Москва. Это был «Перфукол» (тщились скопировать «Флюозол»), который не прошел клинических испытаний и в 1985 году уступил место «Перфторану» – разработке Института теоретической и экспериментальной биофизики АН СССР (ИТЭБ) в Пущине. А точнее, конкретно профессора Ф. Белоярцева, вдохновителя и главного разработчика «Перфторана». Этот первый отечественный газоранспортный кровезаменитель был скомпонован на основе смеси перфтордекалина и перфторметилциклогексилпиперидина, стабилизированной в виде эмульсии проксанолом. Потом был срыв испытаний по причине «выявленных нарушений регламента и фальсификаций материалов по испытаниям», доведение до самоубийства профессора Белоярцева за «расхищения казенного спирта», наказание невиновных и награждение непричастных… А потом грянула Перестройка, и только в феврале 1996 года эмульсия «Перфторан», выпускаемая теперь научно-производственной фирмой «Перфторан», зарегистрирована в РФ и разрешена для медицинского применения и промышленного выпуска.

От всех остальных современных ему аналогов, кстати, он отличается меньшим размером эмульсионных частиц. Вообще растворимость кислорода в перфторуглеродах составляет до 40-50 объемных процентов, но «Перфторан» – это 10%-ная эмульсия, и емкость по кислороду у него получается почти в три раза меньше, чем у цельной крови. И потому полноценно заменить кровь он не способен. Почти та же история, что и с «Флюозолом».

pic_2017_08_28.jpg

Мышь, погруженная в перфторан, способный переносить кислород, может дышать

В случае большой кровопотери «Перфторан» содействует газообмену между оставшимися эритроцитами и тканями. У эритроцитов кислородная емкость избыточна, при прохождении по капиллярам они чаще всего отдают не больше 20-30% накопленного кислорода. «Перфторан» увеличивает массоперенос кислорода в системе эритроциты–плазма–ткани. Эмульсионные частицы, окутывая эритроциты, в несколько раз увеличивают поверхность газообмена. В результате даже малые дозы «Перфторана» (1–10 мл/кг) могут давать значительный клинический эффект.

Перфтоуглеродные кровезаменители первого поколения отнюдь не идеальны – у них малая стабильность, технические трудности в  подготовке к клиническому применению и такие побочные эффекты, как аллергические, иммунологические и анафилактоидные реакции. Впрочем, этими пороками в той или иной степени страдают все газотранспортные кровезаменители. Что перфторуглеродные, что гемоглобиновые. И потому перед использованием требуют премедикации – введения пациенту глюкокортикостероидов, антигистаминных препаратов, солей кальция. А то и кардиотонические средства наготове держат.

Кроме того, компоненты перфторуглеродных кровезаменителей могут задерживаться в тканях в течение продолжительного времени – попросту растворяются в липидах и там и остаются. Например, в случае «Перфторана» – если перфтордекалин выводится быстро, за один–три дня (в основном – через легкие, с выдыхаемым воздухом), то вот перфторметилциклогексилпиперидин можно найти в организме аж в течение 18-23-х месяцев.

Второе поколение перфторуглеродных кровезаменителей представляет препарат Oxygent (Alliance Pharmaceutical Corporation, Сан-Диего), созданный в начале 2000-х годов. Это эмульсия перфтороктилбромида (C8F17Br), или перфлуброна (более известного в качестве контрастного агента для магнитнорезонансной томографии), в котором в качестве эмульгатора используют фосфолипиды яичного желтка. Препарат стабилен в обычных условиях, не боится стерилизации и замораживания. У этого перфторуглерода, по сравнению с родственниками, самая высокая растворимость кислорода, он очень быстро выводится из организма (потому-то его и используют в качестве контраста для МРТ). К сожалению, в 2007 году третья стадия его клинических испытаний с участием больших групп пациентов была отложена из-за большого количества инсультов.

Также в начале 2000 годов компания HemaGen/PFC создала кровезаменитель Oxyfluor на основе перфтордихлороктана, стабилизированного лецитином и сафлоровым маслом (оно интересно тем, что хранится в течение года при комнатной температуре). Исследования на людях показали, что этот препарат, подобно Oxygent’у, склонен вызывать тромбоцитопению (снижение количества тромбоцитов) и гриппоподобный синдром. Видимо – из-за использования лецитина в качестве стабилизатора. Вторая стадия клинических исследований на пациентах хирургического профиля прошла удачно, но компания почему-то решила применять Oxyfluor исключительно в качестве средства для удаления нежелательных микропузырьков, образующихся в системах циркуляции крови при вспомогательном кровообращении. В модельных системах сердечно-легочного шунтирования Oxyfluor действительно оказался вполне эффективен для очистки крови от микропузырьков. Однако компания вскоре по каким-то причинам разорилась, и Oxyfluor больше не разрабатывается.

Препаратов третьего поколения мы пока не получили. Все имеющиеся прототипы в лучшем случае проходят стадию доклинических исследований. Судя по научным публикациям, основное внимание обращено на перфторуглероды, эмульгированные фосфолилидами, но используются также и линейные углеводородные/фторуглеродные молекулы со смешанными свойствами, придающие эмульсиям стабильность за счет связей углеводородным концом с жирными цепями фосфолипидной пленки, а фторированным концом – с перфторуглеродами. Потенциально это может позволить создавать концентрированные (до 90 объемных процентов) эмульсии со средним диаметром частиц 0,22 мкм, стабильные до 6 месяцев при 40°С. Отсутствие токсичности новых эмульсий вроде бы продемонстрировано на культуре эндотелиальных клеток человека и в экспериментах по консервированию органов животных. Но это все по большей части мечты.

К слову сказать, «Флюозол» – до сих пор единственный из перфторуглеродных кровезаменителей, бывший допущенным к медицинскому применению FDA. Скоро тридцать лет уже пройдет...

<продолжение следует>

Кровезаменители с газотранспортной функцией и как с ними все плохо...

Я вот тут в прошлом посте общещал про. Ытак:

Кислородопереносящие кровезаменители бывают двух типов – гемоглобиновые (на основе модифицированного гемоглобина) и перфторуглеродные (на основе эмульсии перфторуглеродов). Перфторуглеродные - на данном уровне развития науки путь тупиковый.
Применяемые в настоящее время в клинической практике как гемоглобиновые (а именно Hemopure®, PolyHeme® и отечественный «Геленпол»), так и перфторуглеродные («Флуозол» и «Перфторан») кровезаменители, имеют массу противопоказаний и побочных эффектов, а главное, ими можно заменять не более 30% ОЦК (объема циркулирующей крови). А при таких объемах кровопотерь вполне достаточно обыкновенных плазмозамещающих растворов.
Поэтому все виды существующих кровезаменителей нашли себе довольно узкую нишу – при заболеваниях и неотложных состояниях, характеризующихся сосудистым спазмом и резким нарушением микрокровотока. Там они могут оказывать максимальный эффект при применении даже в малом объеме. Малый размер молекул кровезаменителей позволяет обеспечивать свободную доставку кислорода к клеткам ишемизированных тканей через резко суженные капилляры (когда эритроциты попросту туда перестают помещаться).
Несмотря на обилие как научных работ, так и предлагаемых продуктов, мы вынуждены сделать вывод: пригодного к практическому использованию полноценного кровезаменителя с газотранспортной функцией реально НЕТ. ВИЗГУ МНОГО, ТОЛКУ МАЛО!
Из-за чего, собственно, все противопоказания и побочные эффекты:

  • Отсутствие антиоксидантных систем (систем борьбы с активными формами кислорода). Активные формы кислорода высокотоксичны сами по себе, а помимо этого еще и вызывают спазм сосудов, препятствуя доставке кислорода тканям. Собственные же антиоксидантные системы крови пациентов способны нейтрализовать активные формы кислорода только до определенного предела.

  • Отсутствие системы удаления CO2. В живых тканях (а тем более в эритроцитах) содержится достаточное количество фермента карбоангидразы (который этим и занимается), а вот в существующих искусственных и биосинтетических  внеклеточных субстратах ее наличия не предусматривается.

В первых кислородопереносящих кровезаменителях, (как на основе гемоглобина, так и эмульсии перфторуглеродов), проблемы с транспортом CO2 не учитывались. Однако при замене большей части крови кровезаменителем (например, при массивных кровопотерях) это смертельно опасно.
С середины 90-х годов XX века эти проблемы, однако, были осознаны. Был найден перспективный дыхательный пигмент («внеклеточный гемоглобин») морских полихет, помимо кислородотранспортной обладающиq супероксиддисмутазоподобными свойствами (частично способен бороться с активными формами кислорода). Начали разрабатываться «нанобиотехнологические растворимые комплексы» гемоглобина с каталазой, супероксиддисмутазой и карбоаргидразой, по своим газопереносящим свойствам превосходящие даже натуральную кровь. А это уже очень похоже на то, что нужно от нормального, вменяемого кислородопереносящего кровезаменителя, КОТОРОГО ПОКА НЕТ.

Вооще же потребность в такого рода кровезаменители имеется в следующих областях:

  • трансплантология и тканевая инженерия (в качестве газотранспортных перфузионных сред);

  • восполнение острой массивной кровопотери при невозможности  применения компонентов донорской крови в экстренных случаях;

  • уменьшение потребности в аллогенной крови в сердечно-сосудистой хирургии, травматологии, ортопедии и других областях, связанных с обширными операциями;

  • лечение апластической и гемолитической анемии (кровезаменители на основе гемоглобина, как оказалось, крайне положительно влияют на гемопоэз);

  • нарушения микроциркуляции, уменьшающие эффективность гемотрансфузии;

  • отказ от использования компонентов крови по религиозным соображениям.

А вот, собственно, подробней о той безблагодатной ситуации, которая имеет место быть в мире:
Collapse )

ЗА СМЫСЛ ЖЫЗНЕ

Тут вот в недобрый час споросил меня один злопупырчятый товарисч за смысл жизне. Ну а коммент в пейсбуке - это прехояще. Сморкнулсо, и нет его. А в жыжэ - вроде уже как не сморкнулись, а наблевали. Хоть чутьчуть следок оставит, да...

-----------------------
> А вы пошто еще низдох, морталсоул вты недопобитый?
> Ну-ка ну-ка, давай-давай атвичяй.

эсле вапсросъ миня спросютъ
сразызу атветъ атвечю!

(ц) калючмахнатъ

Вапервых, уже здохъ, причем не один раз. Но совершаю чудеса, натужно продолжая продолжать. Результат будет, очевидно, на тему Die Trying.

А чего цепляюсь - тут на самом деле, хотя все просто, но отвечать пришлось бы минут полчаса, шобы допёрли. Да и то нипаймёти.

Да и вообще все вы 99,9% непойми зачем живете. Эволюционно вам прикрутили стремление к удовольствию ("Любовь", синька, героин, вот это вс ё) и избегание боли/страхсмерти. А зачем? Низачем. Кто не придерживался данной стратегии, тот был элиминирован из эволюционной гонки...

"Житье наше такое... Вроде и жить бы не надо, да и умирать не хочется. Не разберешь." (ц)Салтыков-Щедрин. Тьффуъ!

Такшта вкратце: для избавления от омрачений/привязанностей. В целях недвойственно осознать/понять природу собственного ума. Иными словами - выйти за пределы. Преодолеть любые имеющиеся ограничения. И там уже это совершенномудрое существо и буду решать уже, продолжать жить, не продолжать, или еще что-то, на нынешнем уровне непредставимое чуть более, чем совсем.

Особенную пикантность придает ситуации то, что в силу вздорных неврологических обстоятельств даже лишен возможности/мпомобности медитации. Ну и канешна же у меня ну никак нету тридцати лет ни чтобы попытаться стать архатом традиционным способом (тем более буддистов, собссно, оно дохрена, а просветленных - с гулькин хрен!), ни дождаццо Техносингулярности... Лет пять у меня, к моему изумлению, откуда-то высвободилось. А то и меньше. И без того средний срок дожития при моем диагнозе должен был закончиться лет семь назад. К третьей сигме подбираюсь уже...

Так что, собственно, морей целью с 2007 года является обратимо витрифицироваться, что на текущем этапе развития чуть более чем НЕВОЗМОЖНО. Ну и если удастся пробить головою непробиваемое - еще надо создать какие-то предпосылки к тому, чтобы вообще размораживать меня потом был у кого-то какой-то стимул... Тоже невозможно, ога. Но я уже невозможно/невероятных хреней понасовершал штуки три, наверное. Вернее, как оказалось - две с половиной. И вяло подбираюсь в четвертой... А мне кругом препоны ставят.

Как справедливо сказал один торарешч, "Помогите Инвалиду Умственного Труда умереть эффективно..."

"...эффективно" - это из гайдука, сказки про Джа-Будду и его джатаки.

Хотя вот невыносимость существования зашкаливает запредельно уже (благодаря, тудить-растудыть, соратничкам - я вновь отступил на позиции трехлетней давности, попутно смрадно и постыдно обтекая перед Пущиным), мнээээ, и в третий раз от планирования эвтаназии меня ничто отвлекать не сорбираеццо (а раньше-то как было - только с отсутствующими силами начал собираться, как сразу оппа - "да ты чо! у нас движуха!..").

Я уже как-то говорил, что один из моих симптомов - это АБУЛИЯ. И как вот на ее фоне хоть какие-то действия - это какрасс одно из тех совершаемых "невозможных".

Щас вот теперь предстоит сделать переворот в тканевой инженерии, попутно попав в список форбс, патамушта ну кто миллиард долларiв на криобиологию дасть?

А ни сил, ни возможностей, ничего нет... Карочи, чего-то явно не дописал, но смысла-то - все равно никто читать не будет, клипомышленцы, ога.

А я ведь в молодости-то и криобиологией в страшном сне себе даже представить не мог, что буду пытаться заниматься..

Тьффуъ!

О шикарной жизни врачей

Тут вот  в doktor_killer medicallineinfo запостила О шикарной жизни врачей.

Ну а я не удержался, и в комментариях навякил:

> То есть каждый день работаешь с 8.30-17.00, плюс сутки через 2 остаешься в ночь и с утра опять остаешься
> до 17.00. Представили график работы?..


А вот это вот уже гнусная клевета и очернительство! Какие 17.00!.. Чаще всего часам к четырем, а то и к полчетвертого уже все - гуляй-нихачю!.. Правда, канешна, иногда на операциях бывает - часов до семи-восьми, а порою и до полодиннадцатого вечера... Это метко называется "пораньше домой уйти". Но так ведь не каждый день же ж!

> и умирают врачи в среднем в 45-55 лет

Опять клевета же ж! Отнюдь не все! Большинство таких, что просто дустом не вытравишь! До семидесяти лет работают, и потом прямо в операционной падают! И потом еще месяца два живут, а то и три. Не жизнь - лафа!

> конечно, кто хочет, тот всегда найдет время и место, и возможность. Возможно. Вам, сторонникам этой
> теории, предлагаю провести со мной одну смену – 36часов.

Леххко!.. Главное приучиться спать уметь где угодно, когда угодно и по скольку угодно (ну как "угодно", пока не затрезвонит, тут да - потом, год на второй,  на телефонные звонки стойкая фобия вырабатывается). Зато таких вот обывательских затей, что "если днем спать лягу - потом вечером голова болит". Как сейчас помню - часов шесть вечера, сидят коллеги в дежурке, на диване отмякают перед тель-авизором после ушивания  прободной... Футбол им, видите ли, занадобился, будто делать больше нечего. Вот... И смотрю, как-то все так почти синхронно затихли, глаза прижмурили, носами заклевали.... Засопели, причем кое-кто с похрапыванием. Думаю - ишшты, надо посмотреть, чем кончится. Пока смотрел, сам придремал. А тут окончание тайма то телевизору - глаза постепенно пораскрывали, зашевелились,  продолжили вялую беседу прямо с того же места, где прервались...  И самое главное, потом мне не поверили, когда я заявил, что они позасыпали!.. Опять шуточки твои, говорят. Смотри, шутничок, дошутишься!..

> и я искренне радуюсь, когда мои пациенты идут на поправку, для этого я прихожу сюда и не сплю по 30
> часов подряд.

Ну, в реанимации там немного по-другому, да, а вот хирурги на дежурстве чаще всего высыпаются. В три-четыре присеста. Ну ладно, пять... Но бывает, что и два! Особенно в пассиве.

Надо было в хирурги идти, кароче. Хотя там дерьмищщи и гноищщи, да... Опять же, каловый завал. И в гнойном блоке - запахи-с... Или на вторых руках стоишь, рукой не двинешь, а за перчатку гной затекает и рукав пропитывает.... А запах такой стоит, что с трех этажей приходят осведомляюццо, "чем это у вас так жутко воняет?"... А потом три дня голову по пять раз в день моешь, чтобы от волос запах отбить... А то в автобусе люди недоуменно отодвигаюццо.

тут вот пообщался в фейсбуке на важную тему...

И считаю нелишним привести отрывок (фейсбук вообще уродская платформа, препятствующая нормальному общению; и вообще, путь будет).

---------------------------
>Надоел, реально за эти годы. Куда не зайдешь -
>сплошной деструктив.

Человеческим существам свойственно вытеснять из сознания область экзистенциального кошмара. Вы отказываетесь понимать, насколько все плохо. Я же в силу обстоятельств практически полностью погружен в дискурс смерти: ever dying.
Придерживаясь концепции депрессивного реализма, не считаю нужным воздерживаться от тыканья носом оппонентов в их собственные погадки при обсуждении достаточно важных вопросов...

Следующее продолжение автобыдлографеи. "Инвалид умственного труда".

Ытакъ.
Остановились мы, напоминаю, на том, как меня в первый раз злокозненно отвлекли от подготовки к Решительному Этапу,  и уговорили на операцию.
Я-то и не очень не верил, особенно зная свое везение, ага. Тем не менее, супруга оказалась права во всем.
Права насчет центра: чего стоили только двухкомнатные палаты с пейзажами на стенах, и телевизорами / видеомагнитофонами в каждой комнате!
И насчет сервиса. Это было «такое, шо это немыслимо». Ни врачей, ни медсестер, ни санитарок ждать не приходилось. Любые капризы исполнялись мгновенно. В три часа ночи: «Александр Юрьевич, ну может, все-таки поужинаете? А если это не хотите, то у нас еще есть вот то-то, то-то и то-то», а уж о том, чтобы в четыре утра поправить подушку – какие разговоры? После нажатия кнопки тут же прибегает санитарка, и поправляет подушку, и приносит еще подушку, и предлагает принести попить… И фильмы на выбор из фильмотеки, если не спится, хотя завтра с утра, простите, надо ехать туда-то и туда-то на исследования, но можно будет перенести и на попозже, если вовремя не проснетесь…
И насчет операции.  Операция прошла удачнее, чем можно было ожидать даже теоретически!
Качество обслуживания и помещений настолько отличались от всего того, к чему я привык в своей практике, что сначала не мог вообще понять, куда попал. Но когда меня длинным-предлинным путем повезли в операционную, все очень плавно стало меняться, возвращаясь к формам советско-российской реальности, знакомой мне по работе (сам центр был расположен на базе крупной больницы, и операционные использовались там тоже больничные). Увидев знакомые ржавые потеки на кафеле и выщербленные плитки, смалодушничал и заявил, что «не надо мне тут никаких операций, хочу к чертовой матери в Швейцарию!». Но было уже поздно – премедикация подействовала, и сознание мгновенно выключилось. Картинка схлопнулась. А дальше не было НИЧЕГО.
Очнулся я в реанимации, когда вынимали интубационную трубку. И тут же подумал: ага, значит, дышим самостоятельно, и не придется на ИВЛ жить, пытаясь перегрызать в попытках самоубийства дыхательную трубку, как делал это, по слухам, два раза подряд один спинальный инвалид, пока реаниматологам не надоело, и они не поставили ему трахеостому – уже ура.
Потом подумал: а чего это рука не болит? Еще ура! Припомнив прочие свои опасения, сначала пошевелил пальцами левой руки – шевелятся! Потом правой руки, затем пальцами левой и, наконец, правой ноги. Все вроде бы шевелились. Можно, наконец, поспать…
Короче, все получилось в высшей степени удачно и здорово! Такого везения в реальной жизни просто не бывает. После операции зашедший доктор, такой веселый живчик, захлебываясь от восторга, со смехом рассказывал: «А знаете, как удачно получилось – удалили мы грыжу, а я потом смотрю – там в спинномозговом канале еще секвестр виднеется. Ну я его крючком подцепил, и вытащил! Так что, считайте, мы Вам не одну грыжу удалили, а полторы!» В общем, полторы грыжи были удалены, а три позвонка скреплены между собою куском гребня правой подвздошной кости, изъятым тут же из тазовой области.
Послеоперационный период прошел без каких бы то ни было осложнений. Все было бы просто прекрасно, если бы не было так тяжело.
После операции у меня появились мысли, что неплохо было бы зазвать на предмет пообщаться своих бывших
Collapse )
(тем более палата двухкомнатная, туда человек тридцать влезет!) – но… Впрочем, про FIDO и как там я «в прошлой жизни» резвился, мы писать не будем, это отдельная история про «numquid non verba mea sunt quasi ignis, et quasi malleus conterens petram?»
Карочи, было так плохо, что никаких сил, а главное, желания кого-то позвать просто не было. Даже досих пор не могу описать, что именно «плохо». Больно? Нет, не очень. Тошнит? Подташнивает, а так ничего… Голова кружится? Это да. После операции верхний край функциональной кровати держали приподнятым. Просил опустить его ниже, потом еще ниже, потом еще ниже… Потом кровать стала полностью горизонтальной – куда еще ниже-то? Хоть вниз головой ложись, а все равно крутит и мутит. Но и помимо головокружения. Омерзительное неописуемое ощущение. Плюс еще слезы постоянно текли пару дней, как из недозаверченного крана. "Просто плохо".
Плюс еще и главная проблема. Шейный воротник. Он душил. Первые несколько дней я в нем просто задыхался. Потом привык, Но не совсем. Полностью привыкнуть к такому невозможно. Натирал шею, из-под него постоянно тек пот… Приходилось поддевать отрезанную верхнюю часть водолазки, заменяемую дважды в день. А каждая процедура снятия и одевания воротника сродни замене колеса у машины. Два месяца с помойным ведром на голове!
Снятие шейного воротника, пожалуй, было главным облегчением. Но совсем расстаться с ненавистной «унитазной крышкой» мне, к сожалению, не светит. Ибо ставшиеся после операции полгрыжи все еще периодически дают о себе знать. Раз в два-три месяца в спине и левом надплечье снова возникают знакомые боли, и тогда я вновь одеваю удушающий шейный воротник, и ложусь ждать, пройдет ли, или все начнется по-новой… Повторная операция в данном случае если и возможна, то исход ее уже будет сомнительным. И потом, после двух месяцев шейном воротнике у меня «ушли» шейные мышцы, особенно грудинно-ключично-сосцевидные и лестничные. Шея стала, как у цыпленка. После повторной иммобилизации просто голову будет нечем поддерживать в вертикальном положении.
Появление болей чаще всего провоцируют физические нагрузки – после операции мне пожизненно запрещено поднимать что-либо весом более двух килограмм. Сейчас я это правило, опять же, вынуженно, постоянно нарушаю. А сразу после операции – и хотел бы, а не мог. Впервые одев после операции верхнюю одежду, обнаружил, что ТЯЖЕЛО носить куртку. Слева давит на плечо, тяжело удерживать. Какие там два килограмма!.. А я еще, главное, нырял после этого! Охотился еще… Но, как говорится, плохо и недолго.
Плюс еще появилась боязнь. Даже, можно сказать, трусость… Выяснилось, что разучился я не только писать (и частично – печатать, «вязнут пальцы»), но и, в какой-то степени, двигаться. Ударные динамические стереотипы, годами нарабатывавшиеся на тренировках в детстве и юности, безвозвратно утеряны вместе с погибшими нейронами шейного сплетения, насмерть задавленными грыжами. На ногах стою нестойко, двигаться и бить разучился – этак теперь инвалида всякий обидеть может!
Если раньше я плевать хотел на группы количеством менее четырех человек, то теперь – ку-ку!. С ногами все не так серьезно, но тут уже вмешался рассеянный склероз. Есть такой замечательный симптом: «пьяная походка» из-за проблем с вестибулярным аппаратом. Я к ней постепенно приспособился, но пока приспособился – пожалте разрыв мениска и крестообразной связки правой задней ноги. Тоже надо бы оперировать, но прогнозы у такой операции – не очень. Тем более что и в голеностопе с межберцовой связкой тоже дела нигугу. Ходить потихоньку можно, хотя нога в коленном суставе как «разобранная»…
Кстати, про склероз. Диагноз ставился трудно. У врачей всегда так – если какое заболевание, то течет совершенно не по-людски. Ясно, что демиелинизирующее, распространенное, с множеством крупных (до полутора сантиметров) очагов, но вот рассеянный ли склероз или какое-то до сих пор неизученное – непонятно. И в Израиль  ездили в медицинский центр (с учетом того, что ездить на машинах/самолетах после операции стало ничуть не легче (можете себе представить массу испытанных ощущений). Хорошо, что дело было зимой! Там просто замечательная температура – 15-20 градусов. Если бы дело было летом, то я бы там и был захоронен. Ибо один из популярнейших симптомов у рассеянносклерозников – непереносимость тепла. В 60-70-е годы для таких больных даже пробовали «костюмы-кондиционеры» делать, с охлаждением. А так я с весны до осени сижу под кондиционером, а зимой при открытом окне. «Что это у тебя в комнате холодно так?..» – спрашивают. А то! У меня там еще и темно всегда. И вообще яркого солнечного света не выношу. Круглые сутки сижу в темноте, на солнце носа не сую. Инвольтировал к архетипу упыря… И вот доинвольтировался – недавно превратился практически в лича… Ну, я вроде про то уже тезисно писал.
Это еще один интересный симптом такой – светобоязнь. Чаще всего такое у людей бывает при сотрясении мозга. Кстати, практически всегда именно такое состояние. Как после сотрясения мозга (и головокружение/тошнота, и дезориентация, и фотофобия, и все остальные прелести – если у кого было, тот поймет), только вот все не проходит и не проходит.
Короче, в израильском центре исследовали-исследовали, нашли много интересных пакостей, на которые сам я до тех пор не обращал внимания – например, сужение полей зрения (у нормального человека угол зрения 90%, а у меня в настоящий момент – 70%), сужение полей цветового зрения аж до 5%.  Частичная атрофия сетчатки. Нарушения слухового восприятия в области 1000-3000 герц – как раз область  человеческой речи. Так что я, можно сказать, немного глуховат, хотя любые шумы и шуршания слышу как… ну, как упырь, короче. Со слуховой кратковременной памятью тоже проблемы (которые, оказывается, как-то компенсируются при помощи памяти зрительной). Но во главе угла стоит вестибуло-атактический синдром.
Диагноз поставили тот же: «возможно, рассеянный склероз».
И в Москве тоже ездили к самому профессору Завалишину (это главный в стране специалист по рассеянному склерозу), тот сказал ровно то же самое. Поездку, кстати, организовал тот же Игорь Валентинович. Он вообще он со мною первые пару лет возился примерно как комендант Зубо с птеродактилем Кузьмой...
И только почти через полгода, когда на очередном МРТ нашли очаг демиелинизации в шейном отделе спинного мозга, с чувством глубокого удовлетворения и поставили окончательный диагноз – вот теперь-то, наконец, нозология полностью совпадает, а то как-то не по-пацански. Что это за такой рассеянный склероз, что уже 10 лет протекает, а больной еще ходит!.. И то, что поражены гипоталамус и черепно-мозговые нервы (с I по V пару) – это как-то не очень характерно. Хотя чего может быть характерного в этом заболевании? Где макрофаги что погрызли, то и не работает. Именно таково происхождение  удивительного полиморфизма симптомов данного заболевания. Как вирус герпеса – вирус один, но у большинства он назо-лабиальный (нос, губы), у кого-то генитальный, а у кого-то и вовсе – опоясывающий лишай!
Началось многотрудное получение инвалидности. Отечественная государственная система в этой области (ну, по крайней мере, с точки зрения попавшего в ее жернова) настроена в основном на то, чтобы больной сдох к чертовой матери в очереди на пороге очередного медкабинета. Ну а кто не помер, тому предстоит еще почти-что то же самое на следующий год. На предмет «ну что, нога у вас после ампутации еще не отросла?»

Продолжая своим животом дорожить,
Истекая слюной, всем нравится жить.
Все дальше и дальше, и тише, и ниже,
И глуше, и туже, и хуже, и гаже.
(ц)Егор Летов
Единственный плюс, что большинство инвалидов, придавленных системой – довольно бессмысленные существа, и поэтому мало на кого по-настоящему давила эта гнетущая, истинно кафкианская атмосфера. Главное, от духоты не сдохнуть, и слава богу. Какой там, к чертовой матери, Кафка!
Впрочем, мне грех было жаловаться. По сравнению с большинством прочих я находился в привилегированном положении, и имел полную возможность невозбранно рефлексировать. Во-первых, «к своим» медики относятся с повышенным вниманием. Во-вторых, многочисленные знакомства и связи. Почти всюду, где возможно, его водили за руку. Как телка, ага. Так что инвалидность я получил в рекордно быстрые сроки – за каких-то пару месяцев хождений. Вторую группу. Просил клинико-экспертную комиссию записать в справке «инвалид умственного труда», но они злокозненно заменили формулировку на «общие заболевания».
А через год стало еще лучше и быстрее. За каких-то две недели дали «бессрочную инвалидность», что избавляло меня от дальнейших ролевых кафкианских игр (ну, оставалась еще поликлиника, но это уже мелочи). Возникает вопрос, зачем это было нужно. В моем положении зажравшегося барчука оно, казалось бы, и не особенно надо, а геморрою!.. Но. КОПАКСОН.
Рассеянный склероз, как известно, не лечится. Собственные иммунные клетки больного, вместо того чтобы заниматься чем велено, как собаки кидаются на шванновские клетки, которые, примитивно говоря, служат для нервной системы аналогом изоляции на электрических проводах. Причем грызут невесть где. И невесть когда. Кому как повезет. Кто ослепнет, у кого ноги отнимутся, у кого еще что… Полный спектр неврологических патологий.
Заболевание состоит из периодических обострений, которые, если вовремя захватить, можно смягчить при помощи стероидных гормонов. После окончания острого периода функция пораженной части нервной системы при правильном лечении чаще восстанавливается. Но – отнюдь не полностью.
Помимо стероидов скорость развития рассеянного склероза можно замедлять, а число обострений уменьшать, и другими методами. Раньше это делалось в основном интерферонами (эдакий бустер иммунной системы), но несколько лет назад появилась и альтернатива. Копаксон – это модифицированный трипептид, который имитирует участок миелиновой оболочки шванновских клеток, к которому и цепляются собственные макрофаги больного на предмет погрызть. Вот вместо миелина они его и грызут. Это примерно как, сидя в яме с бешеными собаками, постоянно кидать им в морды куски сырого мяса, чтобы они жрали их, а не тебя. Помимо копаксона я, конечно, дважды в день жру еще кучу таблеток – получается настоящая полипрагмазия. Но копаксон – это основное. Ну плюс антидепрессанты (золофт) много лет подряд хавал, не попускаясь… Толку, правда, не особо много – так, притупляет просто, плюс сонливость и спутанность мышления повышается…
Колется копаксон ежедневно, по одному миллилитру подкожно. Причем хранить его надо в холодильнике, при температуре от двух до восьми градусов Цельсия. Короче, диабетики поймут.
Кстати, про диабет. Интересный случай был. Звонит как-то мне завотделением гравитационной хирургии и говорит: «Слушай, помнишь, мы тебе пару месяцев назад альбумин капали?.. Ты вот извини, там у нас оказалось, что в партии той у одного донора ВИЧ оказался. Так что на всякий случай, пожалуйста, проверься». Я в ответ – в голос ржать: «Не, еще СПИД – это мне уже перебор! Мне уже имеющегося и без того переизбыток». Однако оказалось, что в моем случае надеяться на какие-либо статистические закономерности не следует. Таких «роялей в кустах» как у меня, не бывает даже в самых графоманских фантазиях. Когда спустя некоторое время обнаружилось, что наличествует еще и инсулинонезависимый диабет… Тогда я понял, что перечню пакостей от окружающей действительности теория вероятностей не указ, и таки проверился на ВИЧ. Оказалось, что в этот раз – пронесло… Впрочем, это я тут немножко залип. Кстати, спутанность и вязкость мышления – тоже одни из моих ведущих симптомогв. Такшта если чо – «У меня справка!»
А в сравнении копаксона с инсулином, кто из них брутальнее... Конечно, от передозировки инсулина можно откинуть копыта, копаксон в этом смысле безопасней. От него, кроме абсцесса в худшем случае, опасаться нечего. Только вот в отличие от инсулина укол копаксона, зараза, по ощущениям ничем не отличается от укуса осы. И по внешним проявлениям тоже – покраснение, отек… Некоторые больные, особенно женского пола, отказываются от него, потому что не могут это переносить.
Считается, что при использовании копаксона развитие заболевания замедляется на 25%, и настолько же уменьшается частота обострений. В общем, очень интересное лекарство, 28 шприцов которого стоят около двух тысяч евро. Да и не продается он, кстати. А колоть его надо каждый день пожизненно…
И подумал я, что ну должна же быть от государства хоть какая-то польза!.. Пошел в инвалиды.
Карочи, пойти – пошел, а что делать дальше? Что осталось от старой жизни? Осознание, что больше никак и никогда, и даже память о прошедшем фрагментарна и невнятна… Остались только остатки былого FIDO’шного величия где-то в недрах интернетовских серверов, брошенный на середине роман с парой рассказов (какой смысл писать, если не можешь писать на уровне Шишкина, Лукина или Пелевина? А я так посмотрел – мой максимальный художественный уровень, это что-то навроде Александра Громова – да и то, до ”Властелина Пустоты” вряд ли дотяну), коллекция из сотни желчных камней (очень красивых, кстати), нескольких десятков морских раковин (еще более красивых), пара десятков картин в стиле «помесь кубизма с тестами Роршаха» и мешок навороченного оборудования для подводной охоты…
Старость наступила с опережением графика. Бессмысленность существования никуда не делась, а впереди awesome death awaits us all. Причем на повестке дня лежит в первую очередь не собственно сама смерть, а постепенное ослабление интеллекта и подступающая деградация. Счет идет на считанные годы…
Да, научно-технический прогресс прёт, как танк, и можно надеяться на скорое наступление Технологической Сингулярности, когда вопрос об ограниченной продолжительности жизни снимется сам собой.  Другое дело, какие будут для человечества побочные эффекты и в кого люди превратятся, но это уже совсем другая тема. Оптимисты раскатывают губы на 2030-е годы, реалисты говорят о 2050-х, а сам я, прикинув хвост к носу, полагаю, что не ранее 2070-х. «Жаль только жить в эту пору прекрасную…», и далее по тексту.
Ну даже, допустим, оправдаются самые оптимистичные ожидания – но все равно, тут и до тридцатых доживет разве что бессмысленный овощ!
Обычно в реакции больных посоле оглашения им смертельного диагноза выделяют пять последовательных стадий:

  1. Отрицание. Больной не может поверить, что это действительно с ним случилось.

  2. Гнев. Возмущение работой врачей, ненависть к здоровым людям.

  3. «Торговля», «осмысление». Попытка заключить сделку с судьбой.

  4. Депрессия. Отчаяние и ужас, потеря интереса к жизни.

  5. Принятие. «Я прожил интересную и насыщенную жизнь. Теперь я могу умереть».

Не знаю, как кому, но мне эта лабудищща вся претит. В связи с этим я:

  1. Сразу начал с четвертой стадии. Более того, еще задолго до оглашения, собственно, диагнозов. Ею же, собственно говоря, и закончил. Так что остальные пункты можно даже не читать…

  2. Вторую стадию тоже сразу пропустил, потому что «зачем злобствовать на людишек, им сострадать нужно». И вообще, эту стадию прошел еще чуть ли не в детстве. Правда, возмущался не людьми, а глобальнее. Тому, как вообще гадко все устроено. Как кто-то говорил мне в молодости, «у тебя удивительная степень претензий к окружающей действительности!»

  3. «Торговля» – это самое бессмысленное и постыдное, по бессмысленности сравнимое с извиваниями глиста на раскаленной сковородке. Какие сделки?.. С кем?!. И тем не менее. Забегая вперед (или назад – кажется, упоминал уже об этом), скажу, что замыслил – практически безо всякой надежды – попытаться совершить немыслимый «финт ушами» в попытке освобождения. Обидно, конечно, что вместо научного мейнстрима приходится заниматься неким побочным шмыганием. Люди приближают Сингулярность, а тут приходится изыскивать способы, как попросту законсервироваться до момента, когда они добьются успеха… Да и не столько заниматься, сколько выискивать возможности этим самым «шмыганьем» заниматься. Конечно, вся наука может двигаться вперед только единым фронтом, так что для прогресса у от этого «шмыгания» будет польза… Но все равно – уж очень кривой и окольный путь.

  4. См. п. 1.

  5. Какое принятие? «Смерть? Нет, пусть меня раздавит неодолимое, или я одолею все видимое и невидимое!» (с) А. Платонов. Страсти довлеют, от собственного двойственного разума не освободишься (это как самому себя за волосы из трясины вытаскивать), так что даешь Технологическую Сингулярность! А там ужо посмотрим – надо жить, или не надо… Ну и вообще, ощущаю себя  расколотым,  рассыпающимися ошметками человека». Единственное,  чего хочу – это просто снова стать целым. Именно из-за этой крохотной искорки надежды пока и не приемлю смерть. Хоть и подкидывает мне «гомеостатическое мироздание» постоянно такие вводные, что хоть в деревенском сортире на поганой веревке вешайся...

А про финт ушами – это ж я не просто инвалидности себе оформляю и копаксоны потребляю, да вишу тяжким грузом на иждивении у семьи... Ну и попутно заражаю всех удивительной жизнерадостностью, так что злоупотребившие со мною одолень-траву, которая, как потом оказалось, мне невпрок, после того, как я поделился с ними своими взглядами на жизнь, потом поутру звонят: ”Саша, ты что, Саша! Так нельзя Саша!..”
Один потом всю ночь заснуть боялся, второй “чуть с окна не выпрыгнул”, а у третьего приступ гастрита на нервной почве, хорошо хоть не прободная… От ребенки, конечно, все это старался скрывать, но все равно довольно сумрачная выросла. Дети ее, ан масс, боятся… Хотя какие дети, скоро 15 лет уже…
Карочи, финт ушами. Ну это долго и не сейчас.